jeejoo.comsitemap


Возможно ли, бросить все и переехать жить на Тихий океан ?

Как и почему москвичка Татьяна Берн бросила работу в PepsiCo и переехала на остров в Тихом океане…

Вместо проспектов, заполненных людьми и машинами, — пустынные пляжи с чистейшим песком. Из окон офиса видна бескрайняя водная гладь. «Мы с мужем не сразу привыкли, что теперь у нас есть и море, и солнце и мы сами можем принимать все решения», — вспоминает бывшая москвичка Татьяна Берн, совладелица компаний Cook Islands Printing Services и Perfumes of Rarotonga на острове Раротонга в Тихом океане.

Раротонга — основная территория Островов Кука, архипелага и одноименного государства в 3000 км к северо-востоку от Новой Зеландии. От Москвы, если лететь через Китай или США, свыше 30 часов пути, включая пересадки. Как россиянку занесло в такую даль? Татьяна улыбается: очень хотелось изменить жизнь после бурной карьеры.

Выпускница Института иностранных языков им. Мориса Тореза, в 1992 году она нанялась валютным кассиром в «Ирландский дом», первый московский супермаркет. Ушла в 1994-м с должности управляющей кассовым центром в телекоммуникационную компанию Artel — директором по персоналу. Там Татьяна Мирошниченко познакомилась с будущим мужем — шотландцем Колином Берном, менеджером одного из поставщиков Artel. Свадьба состоялась в 1998 году. Татьяна к тому моменту уже два года руководила кадровым департаментом Frito-Lay в России. Компания, входящая в корпорацию PepsiCo, начала тогда строить завод в Подмосковье.

«Дел было столько, что Дашу, дочь от первого брака, я почти не видела, — рассказывает предпринимательница. — Колин тоже пропадал на работе. Надо было что-то менять». У супругов имелся общий капитал — несколько десятков тысяч долларов. Для создания собственного бизнеса вполне достаточно. То, что свободного времени поначалу точно не прибавится, их не смущало.

Бизнес в России ни Колина, ни Татьяну не прельщал — от друзей они знали о проблемах с чиновниками и «криминальными элементами». Великобритания? Супруги думали, не приобрести ли там гостиницу или ресторанчик, но решили: уезжать из Москвы в Лондон или Эдинбург все равно что менять шило на мыло. Если уж отказываться от успешной карьеры, то ради чего-то необычного. Знакомый инвестконсультант посоветовал обратить внимание на регион Тихого океана.

Острова Кука только-только пережили локальный финансовый кризис. Ради оживления экономики местное правительство в 1996 году приняло Акт об инвестиционном развитии. Иностранцам позволили покупать компании в тех отраслях, куда ранее доступ для них был сильно органичен: в сельском хозяйстве, пищевой промышленности, некоторых видах торговли, туристических и иных услуг. Проектам, которыми никто не островах еще не занимался, был дан зеленый свет. Контракт на аренду земли под магазин или предприятие можно заключать на срок до 60 лет. Налоги — как для местного бизнеса: 20% на прибыль и 12,5% НДС. Статус иностранного инвестора дает право свободного въезда-выезда.

Колин и Татьяна взяли отпуск и улетели на Раротонга — отдохнуть и присмотреться к компаниям, выставленным на продажу. Колин заинтересовался типографией Cook Islands Printing Services в Аваруа — островной столице. Во-первых, в таком бизнесе ему, специалисту по компьютерным системам, нетрудно разобраться. Во-вторых, держать кафе или гостиницу способны многие, а в технологичном бизнесе конкуренция меньше: нужны особые знания и навыки. На острове, где самые престижные высшие учебные заведения — Педагогический колледж и филиал Южнотихоокеанского университета с заочным обучением, — конкуренция в этой сфере может быть лишь со стороны приезжих.

Предприятие приносило небольшую, но все-таки прибыль. Владел им американец, оставшийся на Раротонга после женитьбы. Он продавал бизнес, чтобы построить хороший дом. Довеском к типографии шла мыловаренная мастерская. У супругов Берн было всего 70% запрошенной суммы, недостающие деньги местный банк соглашался ссудить под низкий процент. На раздумья, переговоры, заключение сделки, увольнение и сборы у Колина и Татьяны ушел почти год. Владение бизнесом они оформили на паритетных началах.

Летом 1999-го семья Берн отбыла на Острова Кука. «Уже через неделю я стала напрягаться, — делится Татьяна. — Здешняя жизнь казалась слишком неспешной, бизнес — очень маленьким. Я привыкла к иным темпам и цифрам». Допустимая скорость вождения на Раротонга — до 50 км/ч; Татьяна «гоняла» на пределе. В окружении роскошной природы скучала по городским развлечениям. Ближайший театр и концертный зал, увы, в новозеландском Окленде.

Бытовыми неурядицами дело не ограничилось. Купленный бизнес решили расширять, но попытка Татьяны найти новых сотрудников едва не провалилась. В России у нее был выбор: из тысячи присланных резюме отбиралось сто для собеседований, до финала доходили 10–20 самых способных. На острове, все население которого едва превышало 11 000 человек, на объявления о вакансии приходило два-три отклика. Делать нечего, Татьяна нанимала того соискателя, в ком видела какой-то потенциал. «Я предложил: потерпи полгода, если тебе по-прежнему будет неспокойно, то мы уедем в Новую Зеландию или куда-то еще», — подключается к рассказу Колин.

Полгода оказалось достаточно, чтобы привыкнуть к новой жизни. К тому же управлять бизнесом получалось все лучше. Супруги Берн заключили выгодные контракты с правительством Островов Кука на изготовление бланков, информационных брошюр, буклетов. Затем, взяв кредит, приобрели и привезли первую на Раротонга машину для печати фотографий, открыли киоски по приему заказов и магазин фототоваров, занялись продажей и обслуживанием копировальной техники в гостиницах, школах и госучреждениях. Сейчас в Cook Islands Printing Services работают 25 человек — впятеро больше, чем при покупке. Выручка компании за 12 лет выросла в 20 раз (предприниматели ее не раскрывают, по оценке Forbes, она превышает $1 млн в год). Татьяна рассказывает, что бизнес позволил им дать университетское образование двум дочерям и сыну Колина — они живут в Европе, а Даша окончила школу на Раротонга и получила диплом архитектора в Новой Зеландии.

Часть прибыли CIPS супруги Берн вложили в «довесок», купленный вместе с типографией. «Эту мастерскую я называла shack — лачуга», — говорит Татьяна. Острова Кука ежегодно посещают до 100 000 туристов, и каждый хочет увезти сувенир. Берны арендовали участок вблизи Аваруа и построили там фабричку с магазином. Вторую точку они открыли в центре города: духи, косметические масла, гели, лосьоны, мыло, ароматизированные свечи и даже ликеры собственного производства — всего более 40 наименований.

Последний проект Бернов — магазин одежды от местных дизайнеров id.CK. Он был открыт в 2009-м, год спустя после того, как Колин, Татьяна и Даша получили резидентство на Островах Кука. По словам Татьяны, теперь они здесь «свои». «Если островитяне узнают, что ты из России, то обязательно скажут: «У нас здесь живет одна русская», — подтверждает Ольга Ляховец, PR-директор российского офиса компании Shoes of Prey, отдыхавшая на Островах Кука. — И посоветуют зайти в Perfumes of Rarotonga».

Главным для семьи остается печатный бизнес — 60% всех доходов. Около 20% приносит Perfumes of Rarotonga, еще 20% — id.CK. С долгами давно покончено, проблем с персоналом нет. Колин говорит, что они вырастили настоящую команду, нанимая тех, кто хотел учиться и расти. Обучали людей сами, оплачивали тренинги в местном Trade Training Centre и даже отправляли на курсы в Новую Зеландию. Татьяна добавляет: маори ценят заботу и отвечают лояльностью. Так, менеджер производства Perfumes of Rarotonga работает у них 12 лет, начав с рядовой должности в типографии. «У нас, конечно, жизнь провинциальная, — рассуждает россиянка-островитянка (Татьяна сохранила гражданство РФ). — Но можно сесть на самолет и лететь развлекаться в Новую Зеландию. Правда, после недели такого отпуска нам хочется домой. Когда я сижу под пальмами, любуюсь океаном, то даже мысли не допускаю, что могла бы вернуться в мегаполис».

Источник

Нажмите на кнопки - поделитесь с дузьями интересным материалом!

Наверх